Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Технадзор оборудования отопления дома Среда, 19.09.2018, 17:36
Приветствую Вас Гость | RSS
 
 
Главная » 2018 » Сентябрь » 13 » Фокус с материализацией газа
14:53
Фокус с материализацией газа
Выступая на недавно состоявшемся Петербургском международном газовом форуме, председатель правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер в очередной раз подтвердил, что расширение «Северного потока» будет завершено в 2019 году. Ради «Северного потока-2» газовый концерн пошел на сокращение в два раза мощности забуксовавшего газопровода «Турецкий поток», и теперь к двум уже существующим веткам «Северного потока-1», ведущего из России в Германию, добавятся еще две нитки, аналогичной общей мощностью в 55 млрд кубометров. Партнерами монополии по проекту стали нидерландско-британская Shell и немецкие E.ON и BASF/Wintershall. Им в общей сложности отошло 49% в созданной проектно компании New European Pipeline AG, остальные 51% принадлежат «Газпрому».

Точка входа газопровода в Балтийское море на этот раз изменилась. Если при строительстве первой и второй ниток исходной точкой для магистрали стало северное побережье Финского заливе в районе Приморска, то третья и четвертая нитка начнутся в районе Усть-Луги. Помимо прямого экономического эффекта проект также послужит делу газификации припортовой зоны порта Усть-Луга (более подробно о припортовой зоне см. «Эксперт С-З» № 17 (704) от 20 апреля 2015 года), где планируется размещение нефте- и газохимических предприятий. Для потенциальных резидентов портовой зоны проект придется как нельзя кстати, так как снабдит их сырьем для переработки, из которого будут создаваться продукты органического синтеза.

«Группа потенциальных газохимических продуктов охватывает не менее 30 наименований. Это аммиак, метанол, этилен, пропилен, а также их производные», – перечисляет глава компании Creon Energy Фарес Кильзие (компания является оператором строительства в Усть-Луге завода по производству метанола, который реализуется компанией «НГСК»).

Круг применения получаемых продуктов будет довольно широким. К примеру, аммиак используется для производства азотных удобрений, полимеров, азотной кислоты. А из метанола делают формальдегид, уксусную кислоту, получают метиламины, метилметакрилаты, которые применяются в производстве красок, пластиков, тканей, резины и клея.

По словам Алексея Миллера, новый газопровод не будет заточен исключительно под поставки продукции для завода «Балтийский СПГ», который монополия также планирует разместить в районе порта. «Мы будем создавать газотранспортную мощность не только для завода «СПГ», но и других газоемких производств Ленобласти – «Фосфорита», «Еврохима», компании «Ист». Фактически можно было бы говорить о некой зоне газохимии в районе порта Усть-Луга», – отмечал Алексей Миллер.

Председатель совета директоров ОАО «Компания Усть-Луга» Валерий Израйлит высказывается в схожем ключе. «Проект будет иметь важное значение для развития Северо-Западного региона, потому что после заправки в газопровод останется свободное сырье, которое может быть использовано для развития различных нефтегазохимических производств, в том числе и завода «Балтийский СПГ» (также инициированного «Газпромом»). Соответственно, идея размещения промышленности, перерабатывающей углеводороды в припортовой зоне, приобретает реальные перспективы», – рассказал он «Эксперту С-З». Кроме группы «ИСТ», с которой заключено соглашение о строительстве «Балтийского карбамидного завода» (БКЗ), в числе возможных резидентов Усть-Луги Валерий Израйлит упомянул холдинг «Фосагро».

Не прочь обосноваться в порту и метанольные производства. Такое желание высказывали ООО «Балтийская газохимическая компания» (БГХК), а также уже упоминавшееся ООО «НГСК». Представители последней не скрывали, что их приходу в Усть-Лугу мешает задержка со строительством газопровода «Волхов – Усть-Луга» (является частью проекта «Балтийский СПГ»). «В инвестиционной очереди «Газпрома» «Балтийский СПГ» стоит не в первой десятке. Пока он оформлен только на бумаге, что сильно бьет по всем будущим резидентам, которые надеялись на появление крупного газопровода в рамках проекта «Балтийский СПГ». Теперь все резиденты («Еврохим», «НГСК», «Ист») надеются на начало работ по «Северному потоку-2» для врезки и ответвления от этого газопровода, чтобы получить сырье для собственных нужд», – объясняет Фарес Кильзие. Объем свободного газа для размещения новых потребителей при строительстве завода «Балтийский СПГ» оценивался в 12 млрд кубометров.

Несколько лет назад о том, что развитию промышленной зоны в Усть-Луге препятствует недостаточная развитость газовой инфраструктуры, говорил и губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко. Объем необходимых лимитов газа для припортовых производств глава региона тогда оценил в 4 млрд кубометров. Теперь понятно, что озвученная цифра скорректируется в сторону увеличения. Только БКЗ, БГХК и НГСК в сумме будут потреблять порядка 5,3 млрд кубометров.

Роль якорного инвестора индустриальной зоны отведена проекту «БКЗ». Каждый день завод будет производить до 3 тыс. тонн аммиака и до 3,5 тонн гранулированного карбамида. Также инвестор озвучивал планы по созданию в морском порту собственного терминала, в который думал вложить 140 млн долларов.

В конце июня 2015 года Главгосэкспертиза дала положительное заключение на проект «БКЗ», что дает инвестору право приступить к строительству объекта. Согласно проектной документации, вблизи завода появится изотермическое хранилище аммиака емкостью 40 тыс. тонн, а также коридор коммуникаций (протяженностью 3,5 км), включающий конвейер отгрузки карбамида, трубопроводы аммиака, морской и сточной воды и другие коммуникации.

На фоне падения рынка возможные инвесторы предусмотрительно заняли выжидательную позицию. В компании «Усть-Луга» ранее отмечали, что в связи со складывающейся неблагоприятной экономической ситуацией и резким ухудшением инвестиционного климата потенциальные инвесторы значительно снизили активные действия по реализации своих проектов в индустриальной зоне порта. Рисковать им есть чем. Предварительная стоимость завода «НГСК» – 1,5 млрд долларов, «БГХК» – 1,3 млрд, завода по производству аммиака компании «Еврохим» – 1 млрд. Еще 1,5 млрд долларов составят вложения БКЗ. Между тем химический завод «Фосфорит» пока единственное предприятие из перечисленных в материале, которое является действующим. Компания входит в состав швейцарского холдинга «Еврохим» и производит фосфорные удобрения и кормовые фосфаты, используемые в качестве пищевой добавки в рацион животных и птицы.

Сроки запуска БГХК и НГСК были перенесены с 2018 на 2019 год. Введение в эксплуатацию БКЗ первоначально должно было произойти в 2018 году, но, скорее всего, также будет сдвинуто по времени. Стоит отметить, что, помимо кризиса, на темпах развития карбамидного производства сказалась реакция жителей деревни Вистино, высказавших недовольство, что рядом с их поселением появится производственное предприятие.

В перспективе возможно строительство в портовой зоне нефтеперерабатывающего завода, говорит Валерий Израйлит. По его мнению, окно, которое открылось из-за девальвации рубля, стимулирует инвесторов. Но проекты, о которых мы говорим, капиталоемкие, и реализовать их без западных или восточных партнеров и с точки зрения технологий, и с точки зрения финансов будет достаточно сложно, признает он. «Здесь, как в поговорке, возникают противоречия между жадностью и страхом: с одной стороны, есть желание заработать, что нормально для любого инвестора, но есть и страх из-за существующих экономических рисков. И в этой связи со стороны правительства страны необходимы четкие действия, гарантирующие неизменность фискальных условий для инвесторов и доступ к финансовым ресурсам. Это могло бы существенно снять риски и подтолкнуть инвесторов к более активным действиям», – уверен Валерий Израйлит.

Весомым соображением для размещения в портовой зоне для инвесторов станет экономия затрат на логистику и сбыт готовой продукции. «Инженерно-транспортное обеспечение площадки в Усть-Луге за счет строительства порта может являться значимым фактором при принятии решения о развитии индустриального парка, ориентированного на глубокую переработку углеводородов», – считает Валерий Израйлит.

Подобные кейсы известны в мировой практике. Наглядным примером может служить Комбинирование нефтепереработки и нефтегазохимии в сингапурском порту Джуронг, химический кластер в районе иранского порта Махшехр, а также бельгийский Антверпен.

«Волшебным словом для нефтегазохимической продукции является слово «порт». Газохимия очень любит это слово, так как порт является прямой возможностью для свободного и беспрепятственного экспорта и импорта. Под импортом подразумевается ввоз крупнотоннажного оборудования, полуфабрикатов, а под экспортом – продажа продукции, производимой на территории России. В конечном итоге это полная экономическая свобода от излишних препятствий и барьеров производства», – подытоживает Фарес Кильзие.

Похожую мысль высказывал в одном из своих выступлений президент Объединенной нефтехимической компании Кирилл Тюрденев: «Отрасль не сможет конкурировать на мировом рынке нефтехимии без современной доступной инфраструктуры выхода на мировые рынки, компенсирующей естественные барьеры (расстояния до экспортных портов)». В стратегическом отношении создание новых газохимических мощностей будет иметь значение, если поможет создать задел для перехода от экспорта сырья к производству газохимической продукции высоких переделов. Тогда и появление добавленной стоимости, которая будет на порядок выше, не заставит себя ждать.

Ленинградская область

У России своя модель развития

– Комментируя недавний спор министра финансов и министра экономического развития на форуме «Россия зовет!», могу сказать, что это классические ножницы. Сырье – это тоже бизнес. Намного важнее то, как используются доходы от природных ресурсов. С одной стороны, есть социальные затраты, связанные с поддержанием уровня жизни населения, образования, медицины. С другой – технологии, которые могут быть направлены на более эффективную добычу сырья или его переработку. Таким образом, сбалансированная модель для России лежит где- то посередине. Хотя есть пример Австралии, которая является классической сырьевой страной и не стыдится этого. У нее экспортная ориентация, но при этом она обладает высокими технологиями, например, в области портовых перегрузочных комплексов. На мой взгляд, от поддержки газовой и нефтяной отрасли отказываться ни в коем случае не нужно, но это не исключает необходимости глубокой переработки углеводородов внутри страны как для внутреннего потребления, так и для экспорта.

У Северо-Запада уникальные преимущества

Просмотров: 7 | Добавил: fortnewsven1987 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz